Ирина (moyugolok) wrote,
Ирина
moyugolok

Category:

Магдалина




Сколько себя помню – у нас всегда были собаки.

Первой и самой любимой моей собакой был королевский шнуровой пудель черного окраса по кличке Молли. Тогда у пуделей была другая мода, им не стригли уши и хвосты, и у моей красавицы, двенадцатилетней Молли, длинные шнуры на хвосте свисали до земли. Если бы Молли умела разговаривать (а все шло именно к этому), она бы рассказала, как только она одна умела определять время, когда папа подъезжал к нашему дому. Троллейбус еще только останавливался, а она уже сидела у окна и встречала отца. Так получилось, что когда Молли была уже старая, мы все  - ее любимые хозяева – ее бросили. Мама вышла замуж и уехала, я тоже ушла из родного дома. Молли осталась с папой, долго и тяжело болела, а вскоре умерла. А мы так и не пришли с ней проститься.

Я очень любила собак, но, понимая всю перед ними ответственность, сама завела собаку лишь однажды, случайно, и жалею об этом до сих пор. В основном же, собаки заводились у мамы, но почему-то ее собачьи истории тоже заканчивались очень грустно.

Вилька, бежевый кокер спаниель, был маминым любимцем. Раз в полгода мама меня звала на помощь. Ира, приезжай, будем Вильку стричь. Мы держали его за руки и за ноги вдвоем, а мама пыталась его постричь - он ненавидел эту процедуру и кусался. К тому же Вилька был злой «как собака». Однажды он пошел встречать маму на остановку, и погиб под колесами автомобиля.

Прошло немного времени, и мама купила среднеазиатскую овчарку, красавицу и умницу Жаклин. Жаклин прожила всего пять месяцев, и ее кто-то убил. Мама на память сделала из ее шкуры коврик, а я говорила – зря, мам…

А потом так получилось, и у нас жили одновременно сразу три собаки.

Вначале появился Нордик, тоже кокер, но черный. Он был маленький, очень ласковый, я его звала «варежка». Нордик был отчаянный пес, ничего не боялся, и был очень любвеобилен. Из-за этой своей собачей страсти он впоследствии лишился глаза, заболел эпилепсией, а потом, в старости, совсем ослеп.

Мама долго переживала смерть Жаклин, и не смогла удержаться - купила от чемпиона породы щенка алабая – звали его Алан. Это был умный, красивый пес, размером с теленка, он был настоящий охранник. Щенком Алан походил на маленького длинноногого козлика. Подходя к лестнице, он начинал жалобно скулить, и нам приходилось его таскать на улицу на руках. Алан жил вместе с Нордиком, они даже ели из одной миски, и очень любили друг друга. Алан прожил у нас до самой своей старости, а в конце жизни тяжело болел, и, чтобы облегчить его страдания, его усыпили.

Осенью того же года в пионерский лагерь, где в то время работала мама, ее сотрудник Андрей по чьему-то заказу привез из собачьего питомника кавказскую овчарку. А этот «кто-то» собаку не взял, бросил ее на улице, и мама, добрая душа, стала пытаться ее подкармливать. Собака была настолько истощена, что проглатывала еду зараз. Она всего боялась, и, в тоже время, была ужасно озлоблена. Создавалось такое впечатление, что ее всю жизнь не кормили и били. Потом от Андрея мы узнали, что она охраняла аэродром. Мама взяла собаку в дом, звали ее Айсулу. Она была очень красивая, огненно рыжая, с черными и белыми пятнами.

В начале лета все семейство переехало на дачу. Теперь Нордик жил один в дачном доме, а Алану и Айсулу построили отдельные вольеры. К этому моменту Нордику было 1,5 года, Алану исполнилось 9 месяцев, а сколько лет Айсулу мы тогда не знали, но она была уже взрослой. И именно Айсулу соблазнила Алана и стала его первой внебрачной женой. Но маленький Нордик тоже от всего сердца полюбил грозную Айсулу. Он перестал есть, он рыл подкопы к ее вольеру, грыз деревянную обшивку, целовал Айсулу сквозь сетку вольера, стонал и выл… Ты моя любимая, - пел песни «варежка», ты моя самая красивая, как я тебя хочу!!! Коварная Айсулу поворачивалась к нему задом, и лишь изредка на него рыкала сквозь сетку. Вот в это страстное время и случилось несчастье. Алан в порыве ревности  схватил Нордика, и его голова оказалась у него в пасти. Нордика удалось отбить, но он остался без глаза. Бедный песик, это был ужасный шок. Но, даже после этого несчастья, он продолжал любить Айсулу, правда теперь во время течки они с Аланом гуляли, рыли и выли по очереди. Много историй можно вспоминать про «варежку». С Айсулу, по понятным причинам, у Нордика складывалась лишь платоническая любовь, но он не терял надежды в исполнение задуманного. Толстый, как тумбочка, неповоротливый, он много раз убегал с участка через дыру в заборе в надежде найти свою любовь. Мы кое-как заделывали эту дыру досками. Однажды, учуяв течную суку, Нордик решил за ней приударить. Он полез в дыру, да так там и застрял между досок. Пришлось его вызволять.

В том же году Айсулу родила от Алана двенадцать щенят. Карапузы были очаровательными, трехцветными, толстыми, с огромными лапами. Они хорошо ели, росли. Нам повезло, и через месяц мы их всех раздали (в Подмосковье люди с удовольствием брали собак для охраны). Но раз в год Айсулу регулярно рожала от Алана щенков. Зимние пометы не выживали – нас она к щенкам не подпускала, а сама, спасаясь от холода, убегала из вольера, чтобы побегать и согреться. Щенята оставлись на морозе, не выдерживали и погибали. Так все и продолжалось три года. А в августе Айсулу заболела. Перестала есть. Приехала врач, сказала, что собака старая, долго не протянет. Мама ее кормила из ложечки детским питанием, делала уколы. Но ничего не помогало, и Айсулу умерла. Мы похоронили ее в лесу.

Теперь уже я не могла смириться с потерей, и стала искать рыжего щенка кавказской овчарки. Мне нужна была точная копия, в память об Айсулу. И я ее нашла – под Чеховом. В том помете родилось 9 щенков, но эта первая бросилась мне на руки, и я уже была не в силах разглядывать остальных. Самая маленькая, рыжая, трехцветная Дуся, теперь уже моя собака, всю дорогу из Чехова в Рузу ехала у меня на руках. Пожилой Алан встретил Дусю прохладно. Мама, напротив, готова была спать с ней в одной кровати. Но тут пришел мой муж и строго сказал – собаку немедленно в вольер! Было уже холодно, октябрь, снег кружился легкими пушинками, а маленькая Дуся на улице от холода стучала зубами, и всем было ужасно ее жалко. Потом Алан все же принял ее в свою стаю, даже разрешал ей спать рядом. И ранним зимним утром можно было застать Дусю у него на животе.

И, несмотря на мои обеты «никогда не заводить собак», я теперь думаю - как все-таки правильно, что я тогда купила Дусю. Теперь, когда уже нет ни Нордика, ни Алана, ни Айсулу, у нас есть замечательная любимая собака. А по паспорту ее зовут Магдалина.











И когда у Дуси родились первые щенки, то уже никто не сомневался - мы обязательно оставим себе самого доброго, красивого и большого мальчика. 



Теперь у нас их двое - Магдалина и ее сын Дакар.
 

Tags: Дача-Кляча, Личное, Рассказы, Собаки, Собаки_Конкурс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments